Донора фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Агат камень Чем отличается агат от других камней? 20


донора фото

2017-10-22 15:36 Осенняя Яковлева груша осеннего срока созревания, полученная во Всероссийском научно В середине августа 2013 года в сети появились официальные фото и подробности о серийной




В деревне Сидоровка был всего один стог сена, и из-за дикой популярности среди молодёжи он спрессовался до состояния ДСП.


Как бы ни продвигался прогресс, компьютеры тормозить будут всегда.


ИС 7 Википедия

ИС 7 Википедия

Хотя ИС 7 являлся во многом развитием тяжёлого танка ИС 3, на нём было применено множество Хабаровск, ИС 3М на параде, посвящённом 70 летию Победы в Великой Отечественной войне





Я не поэт и не художник Красивых слов немного знаю Но комбинации возможны Такие, мама дорогая ! Ты появилась предо мной Как ангел, милое созданье В тот будний день, почти зимой Как будто сразу на свиданье Духов приятный аромат Прекрасных глаз твоих мерцанье И полный нежности твой взгляд И сладких губ очарованье И гибкий стан и грациозная походка И волосы твои как блеск зари Вот это, думаю, находка Таких уже не делают, поди.


Одного моего друга, назовем его Дима, в конце прошлого века пригласили на работу в большую энергетическую компанию, на должность начальника над всеми компьютерщиками. По такому случаю, ошалевший от счастья Дима, достал из-под комода все свои скромные сбережения, купил шикарный костюм тройка, роскошный галстук, блестящие мериканские туфли и безумно дорогую ручку с золотым пером. Компания была весьма солидной, насчитывала несколько тысяч сотрудников, имела Совет директоров, пансионат в Крыму и свиноферму в соседней деревне, поэтому Дима в самых радужных красках видел свое светлое будущее. С первых же дней Дмитрий развил бурную деятельность, заражая сотрудников своим энтузиазмом и кипучей энергией. Работа спорилась, специалист он был неплохой и все бы хорошо, если б не одно но… Дима обладал одним свойством, которое обычно характеризуются в народе как нездоровая карма. Проще говоря, мог иногда оказать в ненужное время в ненужном месте. В министерстве, которому принадлежало данное предприятие, был назначен новый молодой перспективный замминистра, который любил без предупреждения «сюрпризом» появляться на курируемых объектах. И вот как-то раз контрразведка доложила, что этот замминистра движется по направлению к данному предприятию и будет «инкогнито» со дня на день. Началась всеобщая паника. Сотрудники, начиная от уборщиц и кончая директором, как угорелые, носились по кабинетам, этажам, лестничным пролетам. В это время Дима скромно стоял в закутке с чашечкой кофе, философски наблюдая за суматохой, наслаждаясь своим высоким общественным положением. Вытянув одну ногу, он с удовольствием разглядывал свое изображение в блестящем ботинке. Тут, как на грех, из-за угла вылетает один из замдиректоров с ворохом бумаг и на всем скаку обламывается об вытянутую ногу Димы. Хорошо натертый блестящий паркет существенно улучшил красоту полета и величину траектории движения тела высокого начальника. Апофеозом крушения стала опрокинутая на лысину замдиректора и на важные документы чашка кофе. Дима похолодел. Несколько минут он стоял в оцепенении, не в силах поверить в случившееся. Замдиректора, бывший обкомовский работник, поднялся, собрался с мыслями, и в течении получаса подробно изложил Диме свое мнение об его маме, папе, а также остальной родне, в общих чертах обрисовал дефекты анатомии Диминого тела, особо остановился на умственных способностях и количестве мозговых извилин. Закончив, он собрал бумаги и побежал дальше. Замечу, что поскольку Дмитрий был новеньким, в лицо из руководства его знал только директор и гл. инженер. Из продолжительного оцепенения Диму вывел директор. Он поинтересовался у Димы почему он, как начальник службы, не посещает планерки. На что Дима тупо ответил, что его никто не приглашал. Директор, ухмыльнувшись, сказал, что он его приглашает и помчался по своим делам. Планерки на этом предприятии проводились в два этапа. Первый - министерское селекторное совещание, на котором присутствовал Совет директоров, а затем планерка с начальниками отделов и служб. Вы уже наверное догадались, учитывая карму Димы, что он присунулся на первую планерку. В большом зале для селекторных совещаний, за столом буквой «П», одна ножка которого пустовала, важно восседал совет директоров и слушал по громкой связи министерскую планерку, что-то черкая в блокнотах. Дима сел за свободную часть стола, раскрыл блокнот, достал ручку с золотым пером и принялся лихорадочно записывать информацию о наличии угля у генерации и уровне воды в водохранилищах, толком не понимая зачем это ему нужно. Появление Димы вызвало легкий шок у присутствующих и, вспомнив про «инкогнито» из центра, народ зашушукался. Замдиректора, подстреленный давеча ловкой ногой сидел просто с открытым ртом. Минут через 10, гл. инженер, также удивленный появлением Димы, поднялся со своего места, подошел к нему и на всякий-случай на ухо прошептал нет ли каких-либо проблем. Дима отрицательно помотал головой, продолжая увлеченно черкать в блокноте. Гл. инженер сел на место. Замешательство в стане Совета директоров усилилось. Подбитый замдиректора начал бледнеть, вспоминая свой неудачный спич перед "замминистром". Еще минут через десять поднялся директор и прошептал на ухо Дмитрию, что приглашал он его вообще-то на следующую планерку. И сел на место. Сомнений ни у кого не оставалось - «инкогнито» из центра! Посидев еще минуту для приличия, Дима неожиданно для окружающих резко поднялся, захлопнул блокнот и вышел, даже не дослушав доклад о выплате зарплат бастующим шахтерам. Вот такая история. Почти как у Гоголя в «Ревизоре».